С.В. Любичанковский

доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Оренбургского государственного педагоического университета

на монографию 

«Суд и правосудие в Российской империи во второй половине XVIII – первой половине XIX вв. Региональный аспект: Урал и Западная Сибирь (опыт сравнительно-исторического анализа)». Челябинск: Издательство Челябинского института (филиала) ФГОУ ВПО «Уральская академия государственной службы», 2008. 606 с. ISBN: 978-5-8056-0175-1.

Опубликована в «Ab Imperio», 2009, № 4, с. 385-390.

В последние годы феномену империи, особенностям организации имперской власти в России, отечественному опыту регионализма в исторической науке уделяется значительное внимание. Становление новой российской государственности, процессы развития судебной системы и самоупавленческих начал делают актуальными исследования, посвященные различным аспектам этой крупной научной проблемы, в том числе и выстроенной в Российской империи к середине XIX века регионально-ориентированной модели имперского правосудия.

Монография челябинского ученого, кандидата исторических наук Виталия Александровича Воропанова, созданная при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, Российского гуманитарного научного фонда и Американского совета научных сообществ, посвящена именно этой актуальной проблематике.

Актуальность монографии нам видится как в чисто научном, так и в научно-пикладном плане. Изучение стратегии и тактики правительственного курса в встраивании такой судебной системы, которая бы соответствовала социальной и геополитической реальности XVIII-XIX вв., позволило автору внести существенный вклад в изучение вопроса о степени эффективности дореформенной имерской системы управления в целом. Вместе с тем, научный анализ отечественного опыта функционирования судебной системы определяется потребностями современного российского общества и государства, которые переживают очередной этап обновления суда и правосудия в условиях гетерогенного пространства страны и региональной асимметрии. В этой связи обращение к истории той непростой эпохи является полезным и поучительным, поскольку помогает более отчетливо увидеть современные проблемы государственной и общественной модернизации.

Источниковая база работы убедительна и основательна: её составили нормативно-правовые акты, материалы официального делопроизводства, справочно-статистические материалы, документы личного характера (воспоминания и записки). Большое количество документов извлечено из двух центральных и девятнадцати (!) местных архивохранилищ страны (речь идет о государственных архивах не только собственно уральских и сибирских субъектов федерации, но и Нижнего Поволжья, центральной части России, Вологодчины и т.д.) и впервые введено в научный оборот. Таким образом, для книги характерна не только новизна интерпретации анализируемого материала, но и новизна фактического материала, положенного в основу исследования.

В монографии Воропанова использовано сочетание разных подходов к исследованию проблемы. Автор провел исторический, юридический и в какой-то мере политологический анализ проблематики, создав, что следует подчеркнуть особо, сугубо историческое исследование.

Структурно рецензируемая книга делится на семь глав. В первой (вводной) части рассмотрен процесс становления и развития государственной юстиции в XVI — 1-й половине XVIII вв. В последующих шести разделах автором последовательно и основательно проанализированы основные стороны имперского суда и правосудия во 2-й половине XVIII — 1-й половине XIX вв.: судебная политика верховной власти и эволюция судоустройства (глава 2), надзор и контроль в системе правосудия (глава 3), кадровая политика в ведомстве юстиции и служебный статус чиновников (глава 4), личный состав госслужащих судебного аппарата (глава 5), социальная среда осуществления правосудия (глава 6), организация официального правосудия в Степном крае (глава 7). Важным достоинством книги является аналитическое заключение.

Сочетание разнообразных методов анализа, охват масштабной источниковой базы, широкий взгляд на проблему позволили Воропанову прийти к весьма важным выводам и обобщениям. Это прежде всего касается комплексного изучения механизмов правовой адаптации уральских и сибирских территорий (и населения этих территорий) в империи. Фактически монография является первым специальным исследованием региональной составляющей суда и правосудия дореформенной Российской империи.

Глубокий анализ источников позволил автору сделать обоснованный вывод о функциональной трансформации судебных институтов империи на окраинах империи из инструмента мирного урегулирования конфликтов в средство охраны существующего в империи правопорядка. В работе убедительно показано, что слабость имперской бюрократии, вызванная объективными условиями (разорванными коммуникациями, недостаточными ресурсами и др.) и относившаяся в том числе к судебной сфере, успешно компенсировалась развитием выборного сословного начала. При этом доказано, что состав «выборных» судебных деятелей на Урале и в Сибири напрямую зависел от этноконфессионального и социального состава местного общества, и такая «индивидуализация правосудия» в зависимости от конкретного локального сообщества существено увеличивала его эффективность.

В традициях отечественной, да и зарубежной исторической науки оценивать дореформенную систему суда и правосудия крайне критически. Эту линию в свое время начали либералы-реформаторы Александровского царствования, затем, с иных позиций, поддержали марксисты [1]. Труды первых легли в основу эмигрантской исторической мысли и оказали влияние на западных коллег [2]. Марксистская оценка уровня «реакционности» самодержавия, в том числе и в сфере правосудия, укрепилась в советской исторической науке [3]. В результате выпячивание негативных характеристик судоустройства и правоприменения дореформенного Российского государства стало «общим местом» историографии [4] и вошло даже в современные школьные учебники.

Действительно, к 1864 году судебная реформа назрела. Выявленный исследователями «негатив» объясняет её объективные причины и необходимость модернизации данной сферы. Но значит ли это, что существовавшая  до 1864 года (на Урале и в Сибири — до 1890-х гг.) судебная система была нелепицей и держалась только на косности правительственного курса? Как объяснить, что данная система, имевшая серьезные недостатки (или накопившая критический уровень напряженности и деформаций только к середине XIX века?), просуществовала в империи более века? В чем причина этой феноменальной устойчивости?

В исследовании Воропанова даются ответы именно на эти вопросы. Историк убедительно показал внутреннее соответствие между развитием судебной системы империи во 2-й половине XVIII — 1-й половине XIX вв. и развитием дореформенных реалий государства и общества. Более того, сложная конфиурация судебной системы империи исследуемого периода показана как важный инструмент строительства и укрепления империи, как один из регионально-ориентированных способов управления гетерогенным пространством. На мой взгляд, именно в связи с появлением работы Воропанова можно говорить о том, что в исторической науке произошел отказ еще от одного мифа, стереотипа о крайней неэффективности имперского правосудия. Думается, теперь можно уверенно говорить об адекватности данной системы конкретно-историческим условиям, в которых она работала, о её эффективности с точки зрения мягкого «подтягивания» окраин и внутренней периферии до стандартов «ядра» империи, а также о постепенной утрате эффективности тогда, когда на повестку дня встала задача кардинальной социальной трансформации страны. 

В связи с последней мыслью хотелось бы остановиться еще на одном важном моменте: рецензируемая монография объективно находится в русле нового перспективного научного направления, которое в настоящее время переживает этап становления и оформления. В центре внимания этого направления — комплексная научная проблема изучения эффективности местного управления Российской империи, генеральной задачей является создание интегральной картины развития местного управления империи [5]. О внимании автора к названному научному направлению свидетельствует и его участие в прошедшей под эгидой РАН дискуссии «Местное управление России и её Урало-Поволжского региона в пореформенный период: механизмы власти и их эффективность» [6], в ходе которой Воропанов поставил ряд вопросов о факторах эффективности пореформенного управления, сформировавшихся ещё в дореформенную эпоху и продолжавших играть свою роль в истории. В монографии фактически предложен анализ конкретных механизмов власти (в данном случае — судебной власти, соединенной с административной) и дана оценка их эффективности. Иными словами, работа внесла вклад не только в изучение собственно дореформенного суда, но и в создание той самой интегральной картины имперского управления на местах, о которой уже было упомянуто выше и которая основана именно на концепте «эффективности».  

Таким образом, рецензируемое исследование находится в русле передовых тенденций российской и мировой исторической мысли, является новаторским и оригинальным.  Автора можно поздравить с несомненным творческим успехом, а коллег по цеху — с появлением новой страницы современной историографии российской государственности.