Р.Г. Миннеханова

аспирант кафедры дореволюционной отечественной истории и документоведения Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского

на монографию 

«Суд и правосудие в Российской империи во второй половине XVIII-первой половине XIX вв. Региональный аспект: Урал и Западная Сибирь (опыт сравнительно-сопоставительного анализа)». Челябинск: Издательство Челябинского института (филиала) ФГОУ ВПО «Уральская академия государственной службы», 2008. 606 с.

Опубликована в Вестнике Омского университета, 2010, № 1, с. 186-189.

 Правовая и судебная реформы, проводимые в стране, обострили научный и практический интерес к опыту развития судебной системы императорской России, к анализу исторически предшествовавших форм суда и процесса, поскольку институты судебной системы всегда занимали особое место в обществе, являясь гарантом его стабильности. Изучение судебной системы  Российской империи без исследования региональных органов правосудия,  является неполным  в связи с социальным, экономическим  и культурным многообразием страны. Между тем, изучение судебной системы Российской империи  на региональном уровне во второй половине XVIII- первой половине XIX вв. остается малоизученной областью истории, что придает еще большую актуальность теме монографического исследования В.А. Воропанова. Данное исследование выходит на широкий круг проблем, связанных с реализацией имперского законодательства на местах, «апробации и унификации различных форм и типов управления гетерогенным обществом».

Автор монографии предпринял плодотворную попытку изучить трансформацию судебной системы от начала правления Екатерины II до реформ второй половины XIX в. Территориально работа, главным образом, охватывает Урал и Западную Сибирь, но география исследования расширена за счет привлечения материала для сравнительного анализа с другими российскими регионами. Источниковую базу исследования составили нормативно-правовые акты, делопроизводственные материалы, статистика, источники личного происхождения, публицистика и литературные произведения современников. Основываясь на широкой источниковой базе, автор обращается к государственно-политическому, формально-юридическому и социальным аспектам судебной системы в ее региональном измерении. Следует отметить, что в столь широком тематическом и хронологическом диапазоне местная судебная система исследуется впервые.   

Привлекает подход автора к анализу судебной власти как к форме осуществления государственной власти и способу взаимодействия государства и общества, когда суд из социально значимого института урегулирования конфликтов превращается в средство охраны правопорядка, стабильности и безопасности государства. Таким образом, судебная деятельность государственных органов становится важным фактором включения и последовательной интеграции народов и земель в рамках единого государства, частью так называемого процесса «административно-правовой русификации» окраин империи.

Монография состоит из введения, семи глав, заключения и приложения.  К несомненным достоинствам данной монографии следует отнести, на наш взгляд,  логичную структуру, последовательное рассмотрение всех вопросов, сочетающееся с профессиональным использованием понятий и терминов.

Введение имеет стандартную схему, обусловленную требованиями к такого рода исследованиям, и полностью выполняет свою функцию – подготовить и сориентировать читателя в подходах автора к изучению заявленной темы, показать методологическую, эмпирическую и научную базы работы, ее научную новизну.

Первые две главы основаны на хронологическом принципе, последовательно раскрывают логику преобразования в судебной системе. Причем, автор расширяет заявленные хронологические границы и в первой главе останавливается на вопросе становления и развития государственной юстиции в XVI- первой половине XVIII вв., от политики Ивана Грозного, направленной на расширение территорий государства на востоке до воцарения Екатерины II. Автор прослеживает, как эволюция государственного аппарата в указанное время сопровождалась становлением и развитием судебной организации. Складывание местной судебной системы, выражалось в правовой фиксации круга полномочий, прав и обязанностей служащих, установления контроля над осуществлением правосудия. Проведенное исследование позволило В.А. Воропанову сделать вывод, что по мере расширения имперского правового поля, адаптация этнических групп периферийных территорий в систему империи проводилась с помощью создания особых низших судов, применявших нормы обычного права, а также с помощью создания смешанных судов с участием чиновников и родовой знати.  Таким образом,  политика, направленная на огосударствление суда сохраняла нормативный и институциональный плюрализм, оставляя для населения альтернативные процедуры разбирательства мелких уголовных дел и удовлетворения имущественных исков.

В следующей главе автор останавливается на судебной политике верховной власти и эволюции судоустройства в 1762-1869 гг., рассматривая преобразования в судебной сфере Павла I, Александра I и Николая I. Исследователь прав, утверждая, что губернская реформа, проведенная Екатериной II в 1775-1785 гг. создавала новую судебную систему, основанную на сословном принципе. Хотя сам институт сословности, особенно на востоке империи, имел все еще неоформленную структуру, что ставило под сомнение возможность последовательного проведения такого подхода. Подробно автор описывает реализацию имперского законодательства в национальных регионах, на периферии страны (в западных губерниях, на юге, в Поволжье, на Урале, в Сибири), определяет компетенцию и состав новых судебных институтов. Автор справедливо указывает, что провинциальная судебная система создавалась с учетом особенностей экономической и социально-политической жизни регионов, сословного состава населения. С небольшими изменениями созданная судебная система функционировала и в первой половине XIX в., восстановленная после реформ Павла I. В I половине XIX в. юридическая политика верховной власти последовательно утверждала сословный принцип организации общества. Становление общероссийских сословий завершилось, процессы правовой интеграции и унификации в национальных районах продолжались под воздействием политических, экономических и культурных факторов.

Помимо эволюции институтов судебной системы, автор останавливается на анализе форм надзора и контроля в указанные хронологические рамки, освещая полномочия губернской администрации и прокурорского надзора в сфере обеспечения законного функционирования судебных учреждений (глава 3). Именно губернская администрация налаживала работу учреждений и должностных лиц, контролировала соблюдение правил делопроизводства, следила за его скоростью, осуществляла организационное вмешательство в работу судов, способствовала вскрытию проблем в судопроизводстве во время ревизий.  В.А. Воропанов  уделяет особое внимание анализу отчетных ведомостей, основной формы административного контроля над исполнением судебных обязанностей, раскрывая проблемы судопроизводства, характерные для того времени: накопление нерешенных дел, волокита, медленность производства, вмешательство администрации, связанное с организационным обеспечением деятельности суда. Помимо отчетных ведомостей, автор изучает институт ревизий как еще одну из форм контроля за деятельностью судебных институтов, сопровождая свое изложение конкретными примерами.

В качестве еще одной формы надзора исследователь справедливо указывает на внутриведомственный контроль, который в условиях субординации государственных органов, занимал, на наш взгляд, не последнее место в системе надзора. Помимо этого, все отрасли государственного управления охватывал прокурорский надзор. Автор останавливается на характеристике должностных обязанностей  прокуроров, отмечая, что прокурорский надзор позволял правительству иметь независимые от губернской администрации источники информации о состоянии дел в регионах. В то же время, автор справедливо указывает на зависимое состояние прокуратуры от губернаторов на Урале и в Западной Сибири, что, несомненно, снижало ее роль как органа контроля и надзора над деятельностью государственных учреждений. В.А. Воропанов исследует также компетенцию и положение стряпчих как предвестников адвокатуры в системе правосудия.

Наибольший интерес представляют главы 4-6, где в качестве предмета анализа выступает кадровая политика, анализируется личный состав чиновников судебных институтов, их служебный статус и карьерные траектории. Автор, изучая формулярные списки и законодательство, направленное на укомплектование судебных учреждений, рассматривает способы восполнения нехватки канцелярских служащих: поощрение переезда в периферийные регионы внеочередными чинами и денежными выплатами, расширение сети общих и специальных учебных заведений. Но, как обоснованно отмечает исследователь, эти меры не способствовали устранению проблемы нехватки кадров, вследствие чего, верховная власть стремилась восполнить дефицит служащих расширением выборного начала. Автор останавливает свое внимание на анализе документов, сопровождавших сословные выборы, анализируя процесс вплоть до поступления результатов баллотировки на утверждения главой губернской администрации и присяги новоиспеченных должностных лиц. Но как справедливо отмечает В.А. Воропанов, в связи с недостатком дворянства в восточных регионах страны, полномочия по укомплектованию должностей, предоставленных дворянским представителям, принадлежали коронной администрации,  тем самым, определение чиновников в Северном Приуралье и Сибири оставалось в ее руках. После реформы М.М. Сперанского в 1822 г. верховная власть лишила жителей Сибири права выбора судей, закрепив «полное господство чиновного аппарата в общественных отношениях за Уральским хребтом». Анализ формулярных списков чиновников судебного ведомства позволил автору сделать вывод, что, несмотря на то, что в первой половине XIX в. правительство все больше предъявляло требований к уровню образования чиновников, в восточных провинциях России в силу специфики местных условий выслуга и чин  все еще имели большее значение, чем образование.

Анализируя личный состав государственных служащих, автор приходит к выводу, что до конца XVIII в. в учреждениях на Урале и Западной Сибири преобладали потомственные канцелярские служители, важным источником пополнения кадров являлись дети нижних воинских чинов и духовенства, в Сибири — выходцы из среды местных служилых людей. Изучив формулярные списки судей, исследователь делает вывод, что большинство судей по социальному происхождению были дворянами, уволившимися из армии, в Сибири обязанности судей возлагались на лиц различного социального и этнического происхождения. Автор справедливо утверждает, что должности в судах комплектовались с учетом не только личных качеств, но и профессионального стажа кандидатов, наметилась тенденция назначения на должности судей бывших делопроизводителей. Правительство также пыталось компенсировать нехватку образованности в среде чиновников судебного ведомства их профессиональным опытом. В силу этого, исследователь  приходит к выводу, что «несмотря на вскрытые последовательными критиками политической системы абсолютизма  недостатки дореформенного судоустройства и судопроизводства, системы подготовки судебных чиновников, верховная власть обеспечила стабильный рост квалифицированности судейских кадров, возлагая ответственность надзора за службой в сфере юстиции на органы губернской администрации, прокуратуры, а также корпоративного дворянского самоуправления». Для вовлечения разнородного населения в правовую среду, расширения элементарных знаний в судебно-юридической сфере, а также для восполнения недостатка чиновников в судебных учреждениях, правительство пошло на привлечение в учреждения представителей сословий. В главе  6 автор специально останавливается на анализе социальной среды осуществления правосудия, обращая внимание на процедуры сословных выборов, на отношение кандидатов к занимаемым должностям в различных регионах страны, связанное с неравноценностью демографических ресурсов для проведения баллотировки. В заключение автор приходит к выводу, что к середине XIX в. сословный принцип правосудия, предполагавший повышенную роль бюрократии и участие не подготовленных к судопроизводству депутатов, окончательно исчерпал свой потенциал.

Наконец, в последней главе В.А. Воропанов исследует общие принципы распространения правовой системы России на приграничные области империи, показывая, как  осуществлялся постепенный процесс адаптации (или замещения) норм и институтов обычного права в единую правовую систему России на примере организации официального правосудия в Степном крае (казахских жузах), Кавказском наместничестве и у западных кочевых соседей казахов – калмыков.  Таким образом, автор  многопланово представил процесс трансформации местных судебных систем  через призму развития культурных, социальных и экономических контактов с населением России, также указывая, что сословно-правовые связи, общественные отношения народов подвергались воздействию юридической политики империи, постепенно формировавшей единое государственно-правовое поле.

Таким образом, анализ монографии позволяет констатировать, что В.А. Воропанов выполнил значительную исследовательскую работу, ценность которой определяется ее актуальностью,  научной новизной и оригинальностью подхода к изучению судебной системы Российской империи.

В то же время следует отметить ряд критических замечаний.

1. На наш взгляд, в работе смещен  акцент с региональной проблематики на общероссийскую, в результате, проблема развития и функционирования судебной системы в Западной Сибири теряется на общем фоне анализа общеимперской тематики.

2. Двояко можно отнестись к чрезмерному использованию эмпирического материала. С одной стороны, автор не только приводит данные имперского законодательства, но и ссылается на архивный материал, обеспечивая более полное освещение проблемы. Но с другой стороны, чрезмерный эмпиризм отвлекает читателя от основной идеи монографии, затрудняет восприятие региональной специфики.

Впрочем, отмеченные замечания несколько не снижают общей высокой оценки содержания монографии, свидетельствуют о том, что тема, избранная автором, представляет значительный научный интерес. В заключение отметим, что рецензируемая монография – большой вклад в разработку историко-правовой проблемы, связанной с эволюцией судебной системы в Российской империи на центральном и региональном уровнях. Автор проанализировал не только  труды историков, но и обработал огромное количество архивных материалов, впервые вводя их в научный оборот. Тем самым, можно отметить высокий уровень проведенного исследования, позволяющий ответить на малоизученные  вопросы относительно отечественной судебной системы.